loki_0 (loki_0) wrote,
loki_0
loki_0

Categories:

Мышление в условиях неопределённости-5: семь слоёв истины.



Не помню, у кого взял формулировку про «слои истины» — кажется, у кого-то из отечественных фантастов (а тот ещё где-то подтянул, потому что и раньше, как будто, встречалось). Неважно: слова пока все общие (кроме зарегистрированных торговых марок), фраза понравилась — можно пользоваться. Нагружая при этом своим собственным смыслом, конечно — иначе просто ссылку можно было дать.
Сама по себе идея проста, и вполне может рассматриваться как одна из прикладных методик построения небинарных когнитивных схем: на каждый вопрос есть не менее семи верных ответов. Разных ответов, не являющихся продолжением, уточнением, детализацией или пояснением друг друга. Речь, конечно, идёт о базовых вопросах, вокруг которых строится вся наша жизнь и познавательная активность: что это, зачем, почему, откуда, в чём смысл, куда бежать, что делать, на кой, а что будет и т. д. Всегда можно придумать вопрос, ответов на который меньше, а то и вовсе один (например, при операциях с числами, пусть и не всеми), но жизненная важность таких вопросов, как правило, ограничена узкими рамками частных профессиональных задач, решаемых внутри жёстко определённой когнитивной схемы. Ну, и как не вспомнить известный парадокс: ответы на большую часть таких вопросов уже известны — а какой смысл давать уже известные ответы? Да, в крайнем случае можно ещё на калькуляторе посчитать; никакого мышления ответ на такие вопросы не предполагает.
Мышление оказывается востребовано в других ситуациях, когда ответ на вопрос неизвестен — и вот таких-то ответов в каждом случае как минимум семь. Как их получить?
Во-первых, неважно, откуда эти ответы берутся — в том смысле, что берутся они всегда из собственной головы, выше которой в любой момент времени не прыгнешь (а когда прыгнул — голова снова наверху, так что возвращаемся к тому же на новом витке). Иными словами, опереться, кроме собственной эрудиции, картины мира и способности к суждению, не на что — хотя, разумеется, всегда можно привлечь и дополнительную информацию, и чужие советы. Тут ограничение только в фильтрах: какие-то очевидны (например, ложность дилемм и заведомая ограниченность правоты профессионалов), другие требуют отдельного разбирательства. На этом этапе важна лишь внутренняя убеждённость — или хоть ощущение, — что это верно (пусть даже в форме «да, пожалуй, в некотором отношении это может быть верным при соблюдении должных условий»). Аргументы могут быть какими угодно, или вовсе отсутствовать — иногда внутренней убеждённости вполне хватает, если мы не застреваем на одном слое.
Во-вторых, последовательность и методика нахождения ответов — тех самых слоёв истины — абсолютна не важна, — хотя это не означает, что с ней нельзя последовательно работать. Можно использовать обычный житейский принцип garbage can, один из неплохо описанных механизмов ограниченной рациональности, причём совершенно необязательно знать это описание для использования самого принципа. Всё просто: что-то приходит в голову сразу, в первую очередь, что-то чуть погодя, что-то — лишь в результате длительного размышления, осознанного использования логических операций или уточнения данных. Такого стихийного последовательного выявления слоёв часто вполне достаточно — хотя на практике оказывается, что лучше всё же иметь для этого некоторый навык. Можно использовать любые техники организации и стимулирования мышления в любом сочетании, от собственных трактовок системного мышления или ТРИЗ до банальных силлогизмов, критериального или факторного мышления и всякой прочей креативистики, не брезгуя аналогиями и устоявшимися классификациями, или представлением каждого нового слоя как результата введения новой координатной оси и соответствующего ей дополнительного измерения. (В конечном счёте всё, разумеется, сведётся опять же к принципу мусорной корзины, но уже в более осознанном и технически более очевидном варианте; можно, конечно, разработать одну методику и пошагово её применять для выявления всех слоёв, но это заведёт нас в ловушку одной единственной заведомо ложной схемы, — да и не у каждого хватит времени, старания и занудства для такой методичной работы).
В-третьих, всё это имеет смысл лишь тогда, когда ответы оказываются принципиально разными, не являясь детализацией или расшифровкой одного и того же. Это, пожалуй, самое сложное, - особенно если мышление уже натренировано работать в рамках жёсткой когнитивный схемы (любой), и попытка прыгнуть за флажки парализует всё на рефлекторном уровне. Основная задача тут — избавиться от чрезмерной аналитичности. Мы не делим нечто целое на составные части, а стереоскопизируем его, добавляем новые значимые контексты или аспекты. Дополняем, а не обрезаем, - сохраняя при этом различия, чтобы всё не слипалось в невнятный ком.
Что тут может помочь?
Те же техники мышления, которые позволяют избегать дилемм, просто применяемые снова и снова, в том числе — в произвольном сочетании. Можно, в крайнем случае, использовать и простейший метод «спроси у соседа» (у телевизора, у любимого блогера, у супруга \ супруги, у нынешнего гуру, у энциклопедии или автора учебника и т. д.): если источник вызывает хоть минимальное доверие — или даже не вызывает доверия, но пользуется доверием у кого-то другого, — то, возможно, всё это не на пустом месте и что-то в этом есть. Один из возможных и понятных критериев — логическая невыводимость одного ответа из другого. Ещё один тестовый параметр — возможность развития, обоснования и углубления каждого ответа (каждого слоя истины) без пересечения с остальными. Вспомним Васю, о котором шла речь в одном из предыдущих рассуждений: Вася, с одной стороны, лучший друг Пети, и, с другой — подозрительный тип с бегающими глазками. Два эти ответа на вопрос «кто такой Вася?» не выводятся логически друг из друга (если, конечно, Петя не якшается исключительно с подозрительными скользкими типами); вместе с тем, с каждым ответом (слоем) можно разбираться детальнее, выясняя либо основания васе-петиной дружбы, либо собственный опыт взаимодействия с подозрительными субъектами сходного облика и поведения.
Кроме того, мы помним, что все дилеммы ложны, и любые полярные ответы \ оценки, явным образом расположенные на одной и той же шкале, представляют собой не два разных слоя, а один — тот, в котором эта дилемма сформулирована и имеет смысл. Это касается, конечно, не только дилемм: на вопрос «куда?» только в целых градусах можно дать 360 ответов, но все они опираются на одну и ту же шкалу и, следовательно, относятся к одному и тому же слою. Напротив, ответы «к бабушке» или «на х...» явным образом будут отражать какие-то иные слои понимания вопроса.
В-четвёртых, на этом этапе не сто́ит застревать на каком-то одном слое, каким бы увлекательным и убедительным он ни казался: процедура к чему-то приведёт, если мы сначала идентифицируем каждый слой и хоть примерно убедимся в его истинности, и лишь затем будем изучать любой их них подробнее.
Почему слоёв именно семь? Ну, во-первых, это красиво и обусловлено традицией: всё-таки, семь — число почти сакральное. Кроме того, здесь неизбежны и оправданы отсылки к числу Миллера — оно хоть и не обосновано толком теоретически, но в большинстве случаев работает. Наконец, тут есть запланированный подвох: в большинстве случаев 3-4 слоя уже достаточны для практического решения той или иной проблемы или для комплексного понимания ситуации; оставшиеся слои — в большей степени для профессионалов или для зануд. В знакомой области 3-4 разных ответа могут сформироваться спонтанно, без привлечения дополнительной информации или специальных аналитических процедур. Но, тем не менее, семь — удобное обозначение предела: если вышло меньше — значит, ещё есть куда стремиться, если выходит больше — значит, это уже досужее фантазирование, не имеющее прямого отношения к делу. Если вы видите только три слоя истины (или меньше) — значит, вы не понимаете ситуацию; если больше семи — значит, вы вышли в игровой формат или что-то не так с настройками, - в любом случае, пользы в этом мало.
Почему тут вообще имеет смысл говорить об истине и слоях истины — а, скажем, не о гипотезах, предположениях, версиях или вовсе фантазиях? Что касается фантазий, то это исключительно вопрос интеллектуальной честности: нет смысла всерьёз рассматривать ответы, которые самому отвечающему представляются фантазийными; это не экзамен, чтобы читерством заниматься, никто не заставляет. Что касается всего остального — самая распространённая мыслительная установка рассматривает гипотезы или версии как взаимоисключающие, предполагающие выбор единственно верной — а нам не нужен один ответ, нам нужно семь, и не взаимоисключающих, а взаимодополняющих. Кроме того, любой ответ на существенный вопрос не появляется из ниоткуда: его можно переформулировать, уточнить, аргументировать или пересмотреть, но само его возникновение отражает какой-то слой реальности. Да и последовательность появления ответов имеет значение: от самого поверхностного слоя — к более глубоким.
Это, разумеется, не означает, что всё, пришедшее в голову — истинно. Именно поэтому речь о слоях, на которых истина может быть обнаружена, а не о ней самой. Мы выявляем значимые взаимонезависимые контексты — и собственно ответ, вывод, понимание, решение или путь нужно будет определить в этой семи(трёх-четырёх)мерной системе координат. Для человека это вполне посильно, он и так с рождения живёт в четырёхмерном мире как минимум, навык ориентирования есть.

Tags: Умствования, ликбез
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments