loki_0 (loki_0) wrote,
loki_0
loki_0

Categories:

Мышление в условиях неопределённости-4: профессионал обычно (не)прав.




Тезис, казалось бы, понятный и привычный: профессионал в любой сфере лучше знает и лучше умеет, чем случайный человек с улицы — или даже не случайный, а очень заинтересованный, но не имеющий за спиной дипломов, репутации и многолетнего опыта.
Это, конечно, иллюзия.
Во-первых, тезис о правоте профессионалов, как правило, действителен лишь применительно к узкой сфере профессиональной компетенции, а ситуации, когда нам требуется именно узкая специализация — крайне редки. Скажем, работает человек на конвейере по сборке автомобилей, и является сертифицированным специалистом по деталям А1 — А24 на стадии сборки 2.5.К(14). Возможно, он даже прошёл повышение квалификации для деталей В43 — В56 на стадии 2.7Л(2-18). На своём участке конвейера он — профи, но, выйдя за проходную, не становится от этого экспертом ни по всей сборке, ни по автомобилестроению, ни даже по последнему конкретному автомобилю, в сборке которого он участвовал — хотя, вероятно, ориентируется в этом лучше, чем человек с улицы. Однако, ориентироваться — не значит быть специалистом, а иллюзия компетенции, связанная с близостью к процессу, чаще транслирует профессиональные штампы и суеверия, чем действительное знание смежных областей. Мы доверяемся не профессионалу, мы доверяемся институту — производителю автомобилей. Отдельный специалист нам не нужен, не интересен и непонятен, поскольку нам нужна не его великолепная работа на участке 2.5.К, а готовый автомобиль — с теми потребительскими свойствами, которые именно нам важны.
Во-вторых, цели профессионала никогда не совпадают с вашими. Если он встроен в систему и знает свой этап процесса и свои детали, его задача — не отвечать на ваши потребности, а следовать своей профессиональной методике для получения своего профессионального результата, за который его уважают коллеги, он получает зарплату и отвечает головой. Если это вольноопределяющийся специалист, то, никуда не денешься, его цель — впарить вам свой продукт (и неважно, будет это идея, манера мышления, услуга или материальный объект с среднерыночной стоимостью). Если доверяемся институту — впаривать будет институт. Продают они, разумеется, то, что соответствует их родной системе координат, которая вашей системе может быть вполне перпендикулярна, - ну, возможно, с рюшами для привлечения внимания; даже если тут нет обмана, несовпадение гарантировано — у вас с ним разные потребности, желания, критерии и ориентиры. Разумеется, любой человек может оказаться другому полезным, симпатичным и просто родственником, а под близкого человека можно подстроиться — но именно в этот момент тот, другой, перестаёт быть профессионалом.
В-третьих, специалисту трудно удержаться от манипуляции (а обычно он и не стремится удержаться). Дело в том, что потребитель чаще всего не способен оценить качество продукта в момент его приобретения — ну, за исключением самых очевидных случаев, когда что-то съел, тут же отравился и оценил. (Да и то — без помощи профессионала не разобраться, отравился ли, и тем ли). А дальше — стандартная динамика: чем дешевле, во всех смыслах, продукт, и чем короче срок пользования, тем проще сформировать обоснованную оценку. Для товаров и услуг длительного пользования, а также для тех, что стоят дорого — и не обязательно в деньгах, — профессиональная консультация и обращение к специалисту становятся единственной опцией; но именно в этих случаях информации недостаточно для того, чтобы судить о специалисте и о его профессиональном мнении. А повернуть товар лучшей стороной к покупателю — базовое правило торговли; заглянуть за подкладку потребитель сможет, лишь когда товар уже куплен (а если это товар длиною в жизнь — скажем, образование, — то и значительно позже). Да, служба в армии — это прежде всего дешёвый способ повидать мир и завести новых друзей, а спорт полезен для здоровья.
Известно, что юристам нельзя доверять принятие законов, а военным — решение вопросов войны и мира, — хотя, казалось бы. Тот же принцип легко экстраполируется на учителей, врачей, правоохранителей, автомехаников и идеологов: они думают не о вашем, они думают о своём профессиональном, иначе какие они специалисты.
Но наиболее парадоксально ситуация начинает выглядеть, когда мы пробуем оценить, насколько сами профессионалы оснащены тем, чем гордятся: уж для себя-то можно постараться и мобилизовать имеющуюся квалификацию по максимуму.
Врачи, кажется, не отличаются избыточным здоровьем по сравнению с широкой публикой. И дело тут даже не в максиме «врачу, исцелися сам»: специализаций много, но докторам должно быть проще найти знающего коллегу в нужной области — ан нет, не работает. Курящих, пьющих и просто ковидных антиваксеров среди врачей тоже, сдаётся, немало. Полицейские — не самые законопослушные люди, педагоги — не самые интеллектуальные, да и умелые пловцы тонут чаще, чем люди, вовсе не умеющие плавать. На кого тут полагаться?..
Вместе с тем, без профессионалов современная жизнь невозможна, и это, в общем-то, очевидно. Ни один человек, оказавшись на необитаемом острове, не сможет организовать себе электростанцию, университет, больницу, армию, ферму и сотовую связь — и не из-за нехватки материалов и персонала, а оттого, что не знает, как это делать. Даже Сайрус Смит не справился бы. Как эта система работает, несмотря на очевидные изъяны — вопрос отдельный; с точки зрения организации мышления здесь интересно прежде всего вот что: в какой степени, до какого порога и в каких случаях допускать специалистов и их профессиональные суждения в свою голову? Насколько учитывать всё это при принятии решений?
Ответы напрашиваются. Самое сложное, наверное — определить границу компетентности специалиста, тот самый участок 2.5.К(14), в котором он действительно разбирается лучше всех. Внутри своей конвейерной системы каждый специалист своё место представляет себе довольно ясно (хотя, и тут возможны варианты), а вот при выходе на публику неизбежно теряет границы и путает берега. Любое доверие к профессиональному мнению оправдано лишь после внятного ответа на вопрос о том, в чём именно и до каких пределов автор этого мнения является специалистом — в том числе, в сравнении с коллегами, поскольку абсолютно одинаковые специалисты редки даже на конвейере. Это правило работает, даже если мы осваиваем какую-то профессию, и уж тут-то должны выучить и принять все её стандарты: внутри каждой сферы деятельности реальная специализация у́же, чем может показаться, — и далеко не всегда соответствует вывеске и диплому. Другой вариант — когда мы выбрали целиком довериться какой-то системе, институту; но в этом случае нам нужен не отдельный специалист, а слаженная работа многих, винтики же в целом заменимы, важно чтобы каждый был на своём месте. Ну и наконец — цена вопроса: чем она ниже, тем легче делегировать решение эксперту, чем выше — тем труднее на такое внешнее решение полагаться.
Как это ни печально для специалистов, самое разумное отношение к ним выработано на практике в бизнесе и в политике: профессионалы — это техническая обслуга и расходный материал, их держат лишь до тех пор, пока они делают, что им скажут, и решают поставленные не ими задачи за счёт своей профессиональной магии, которая сама по себе никому не интересна. Право голоса — лишь постольку, поскольку они могут убедительно и проверяемо объяснить, почему именно здесь их профессиональные стандарты имеют значение для заказчика и его интересов.

К счастью, этим всё не ограничивается: любой специалист — ещё и человек, пока их всех не заменили искусственным интеллектом. Тут недавно подряд прошли Международный день врача и День учителя — думаю, если не каждый, то многие сталкивались и с врачами, и с учителями, которые в жизни сыграли существенную роль, а то и вовсе её сделали или спасли. (Мне вот, например, с учителями повезло чрезвычайно). И это, конечно, сильнейший аргумент в пользу доверия настоящим крепким профессионалам, без которых многого бы не было, а то и вовсе ничего. Или нет?..
Рискну предположить: во всех таких случаях решающую роль сыграла либо система — та самая, удачно применённая в нужное время в нужном месте, со всеми её винтиками, - либо обычные человеческие качества, мудрость и эмоциональная отзывчивость. И это, вероятно, последний критерий: мнение мудрого и \ или неравнодушного человека в среднем надёжнее; если оно подкрепляется и какой-то профессиональной компетентностью… Что ж, это неплохо — но ценим мы его не за это.


Tags: Умствования, ликбез
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments