loki_0 (loki_0) wrote,
loki_0
loki_0

Category:

Мышление в условиях неопределённости-2: все дилеммы ложны.


Сведе́ние значимых ситуаций или проблем к простому выбору между «да» и «нет» - одна из базовых манипулятивных техник, используемых тысячелетиями. Парадокс в том, что тот же инструментарий вполне честно работает внутри отдельных систем убеждений — при условии, что мы принимаем свойственные данной системе определения верного и неверного, а главное — свойственную ей однозначность суждений и понимания объектов этих суждений. Иными словами, то, что обязательно и аксиоматично для математики, оказывается простейшей разводкой за пределами математики.
Можно себе представить человека, который утром решает дилемму: идти или не идти на работу. Какие у него варианты? Бывает, что никакой дилеммы не существует: у него вся жизнь организована вокруг работы, вопрос не то что не обсуждается — даже и не возникает, - но тут и проблемы нет. Можно выбрать любой из двух вариантов, но это будет ошибкой по условиям задачи: раз альтернатива возникла, значит оба варианта чем-то для нас важны; выбирая, мы отказываемся от чего-то важного просто потому, что кто-то пришёл к нам в голову и сказал, что третьего не дано. Возможно компромиссное решение (то, что в теории игр называется смешанной стратегией): пойти, но опоздать, или сегодня не пойти, но завтра отработать ударно за два дня. Внутри какой-то системы верований (например, теории игр), внутри одной стратегии решение может быть вполне рабочим, - но в многообразном современном мире компромиссные решения, как правило, заведомо ошибочны. Они не решают ни одной из проблем, приведших к возникновению дилеммы, - или, иными словами, не помогают избавиться от жизненного выбора между солёным и жёлтым, к которому любая бинарная оппозиция непременно сводится.
Другой распространённый вариант — эскапизм: можно влюбиться, нарожать детей, завести козу, вписаться в проект, придумать хобби — в общем, снизить внутреннюю значимость дилеммы. Она от этого никуда не исчезает, но как бы уходит на второй план. Иногда работает; сложности возникают при возникновении новых дилемм — от каждой не набегаешься, влюблённостей, хобби или коз не напасёшься. Ну, и некоторые проблемы имеют свойство обостряться при небрежении, - а при решении профессиональных задач эскапизм означает как минимум дисквалификацию.
Куда разумнее увидеть ситуацию так, чтобы понять: никакой дилеммы, никакого «или — или» тут нет, вариантов всегда больше — да и сам вопрос чаще всего навязан. В повседневной жизни (в отличие от математических абстракций) любая дилемма логически несостоятельна.
Искусственная среда — инженерная в широком смысле — оперирует однозначными сущностями, что позволяет создавать всё более сложные конструкции, от абаки до микропроцессора. Такой уж у неё путь, состоять из однозначных кубиков. Но даже полностью искусственный объект, включаясь в множество контекстов, теряет эту однозначность моментально: абака, кроме выполнения счётных функций, может являться чьей-то собственностью, семейной реликвией, произведением искусства, ценным металлом или редкими камушками, археологическим артефактом, удобной подставкой или занимающим место мусором; нам ничего не стоит сделать её противозаконной, вожделенной, ненавистной или бессмысленной. Строго говоря, и кубики однозначны только внутри какой-то системы представлений, - как и слово «абака», имеющее больше одного значения. Однозначность оправдана лишь в том случае, когда мы точно знаем, о какой абаке — и о какой её ипостаси — мы говорим, и знание это совпадает с пониманием абаки для всех и всегда, по меньшей мере — в значимой для нас ситуации. За пределами узких профессиональных рамок такого не случается никогда, да и профессиональные рамки, как правило, иллюзорны. У явлений более или менее естественного происхождения неоднозначность изначальна, ещё до всяких ситуативных контекстов (а у социальных явлений — ещё и на порядок разнообразнее).
Другая проблема заключается в том, что бинарные оппозиции обычно противопоставляют друг другу следствия, игнорируя причины. Это несколько снижает ценность выбора. Сложно сказать, почему так получается, но при поиске причин мы как-то более склонны к перебору множества разных вариантов — хотя и здесь жажда однозначности и абсолютизация одной единственной верной причины часто побеждает. Но правды не существует, одна причина не может быть верной — даже если получена в результате мучительного выбора из двух возможных.
Столь же регулярно дилеммы касаются частных вопросов, в ущерб общему, и даже если мы не найдём 100 различий между двумя картинками, то уж одно-то из возможной сотни отыщем почти всегда — чем не основание для противопоставления?
Разумеется, мозг не терпит пустоты: если мы ему говорим, что чего-то нет (дилемм), то мы должны предложить ему что-нибудь взамен.
Вернёмся к анекдотичному примеру с утренним походом на работу.
Есть стандартные техники выявления и структурирования общего, объединяющего кажущиеся противоположности («найти способ работать из дома») — мыслительная схема, имеющая долгую традицию от Гегеля до технологий «супероптимальных решений» в менеджменте. Есть возможность двигаться в сторону причин — и дилемма рассасывается на фоне более серьёзных и более существенных вопросов о смене режима дня или о смене работы. Есть геометрические метафоры и другие средства визуализации проблемы — скажем, представить себе дилемму как противоположные значения на дальних концах одной шкалы, а потом прояснить для себя ортогональную шкалу, и посмотреть, какие значения там, потом следующую, ортогональную первым двум, и так далее — количество воображаемых измерений потенциально бесконечно. Есть возможность переформулировки и дальнейшего движения в сторону всяких рефреймингов: даже смешанную стратегию можно переопределить так, что она станет целостной, а не состоящей из осколков двух других («добиться свободного рабочего графика»), - и окажется, что это уже совсем не «то же самое другими словами». Есть технологии многокритериального решения, где многое проясняется уже на стадии выявления критериев и определения их весов...
В общем, в прикладных техниках недостатка нет, важно лишь включить маячок, настроить мысленный датчик: дилеммы ложны. Чем старательней мы избегаем ошибок первого рода (отвергать истинную гипотезу) или второго (верить ложной), тем более вероятно, что мы совершаем ошибку третьего типа: решаем не ту проблему. Иными словами, проблема, имеющая разумное решение, не может представлять собой бинарную оппозицию.
Считывая с актуальной повестки: проблемы голосования, вакцинации, эмиграции, факт-чекинга или планов на вечер (раз)решаются именно таким образом.
Понятно, что это не гарантирует золотого ключика: у любого такого решения есть цена — ну, так она в любом случае есть, вопрос только в том, мы её определяем, или кто-то другой. Да и задача не в том, чтобы упростить мышление (в условиях неопределённости оно и так часто упрощается — дальше некуда, вплоть до неразличимости), а в том, чтобы сделать его более адекватным. И, конечно, рассуждать о ложности дилемм сложно, если выбор навязывается под прицелом автомата — но смысл небинарных решений как раз в том, чтобы до этого не дошло.

(По учительской привычке хочется завершить всё это заданием: а теперь вспомните 10 последних дилемм, с которыми вы сталкивались, и попробуйте их заново оценить. Но я, пожалуй, не буду этого делать. Да и любая такая формулировка создаёт ложную дилемму: выполнять упражнение или нет).


Предыдущая заметка

Tags: Умствования, ликбез
Subscribe

  • Самореклама

    Порой ехидные, порой мрачноватые, иногда изысканные отголоски разных настроений и эпох - века с VIII и до сегодняшнего дня. Стихи, пастиши,…

  • Строили мы, строили и, наконец, построили

  • Non\fiction и рядом

    Францисканцы в Москве издали Legenda aurea в полном русском переводе, переводили латинисты из МГУ. "Дело" (РАНХиГС) ожидаемо издало кучу вводных…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments