loki_0 (loki_0) wrote,
loki_0
loki_0

Category:
И бывает так: лес придвигается к океану. Единороги выходят на опушку - стволы и колючий кустарник размыкаются, пропуская их на вересковую дорогу к прибою. Раздвигаются, отползают плети ежевики, оставляя кое-где чёрно-синие потерянные ягоды; отклоняется и съёживается можжевельник, пряча зелёные иголки меж маленьких и кривых сухих стволов; терновник открывает пустотную изнанку зарослей.
А волны - движутся навстречу, и каждое биение прилива съедает ещё по куску пляжа, превращая медведеподобные глыбы в резвящихся тюленей, стирая уже почти ясную вязь, которую пишут гнёзда мидий по камням — до полусточенных точек и чёрточек, захлёстываемых и дрязнящих сквозь прозрачный водный слой.
И только тонкая полоска между вересковой шершавой ковровой дорожкой и обсидианово-зелёными бурунами - тонкая полоска зелени, глины, известняка и пустоты вдоль уходящего отвесно обрыва.

Море не может подняться к краю утёса само - и выгоняет, выплёскивает гневно скрипящих поморников - слетевшие с пращи новой волны, они несутся крылатой белой галькой к берегу, но и земля будто отталкивает их, и кричащая стая отворачивает, не достигнув обрыва, и вновь, плавным водоворотом, закручивается вниз, к приливу, сливаясь в предсумеречном воздухе с пеной и опять расcыпаясь из белого неясного марева на десятки успокоившихся в родной стихии качающихся корабликов.

А потом приходит солнце - сквозь раскрывшийся вдруг проём в небесном жемчужно-блёклом тяжёлом пуху. Прозрачная желтизна лучей проливается к обрыву — и, встрепенувшись, плавно ступавшие единороги грудятся в полукруг, направив витые шпили рогов вниз и к центру, - к морю.
Солнечный свет, почти растворившийся было в густом воздухе, вспыхивает вдруг спиральными ручейками, обвивает костяные грани и струится вдоль серебрящихся ложбинок, чтобы выстрелить веером сияющих игл, летящих с кончиков рогов к воде — туда, где вздымается изумрудная, теряющая быстро синеву и песчаную пыль величественная глыба волны, обрамленная слабыми белокраими всплесками, раздувающаяся до необозримого купола. Спицы лучей пронзают, преломляясь, эту непомерную линзу, но не могут пройти насквозь, сплетаются в самом её центре — и там, крутясь, начинает вызревать пламенеющее нечто, огонь внутри волны. Жёлтоплавкий вихорёк багровеет, потом разражается слепящим белым сиянием, и весь купол вскипает взрывом, рассеивая по-над обрывом, вдоль хребтов волн, по перьям не укрывшихся поморников, по шерсти единорогов, по можжевеловым кустам и вересковому цвету бессчётные золотистые брызги, одевающиеся тут же в радужные переливы высвеченной солнцем водной мороси.


И этот миг не терпит присутствия мыслящих существ — ни людей, ни богов. Каждая из золочёно-искристых капелек, пронизывающих воздух, сгущающих его, имеет силу создавать — и каждая мысль, каждая воля в этом играющем бликами тумане становится явью, и поднимается вверх, и оседает на мир кованой незыблемой маской. И пока только безмысленные твари сходятся на грани между лесом, камнем, водой и небом, пока капли отражают и передают бесконечным эхом, отливают в чеканный каркас лишь безумное нутряное желание жизни в себе и жизни вокруг — мир живёт, дышит и ярится, и замирает в ожидании каждый год, в тот день, когда всё начинается сызнова, чтобы встречей стихий творить свою судьбу.



sam10

sam4

sam3

sam2

sam1

sam9

sam8







Tags: train-train, Путешествия, Цзацзуань
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments