loki_0 (loki_0) wrote,
loki_0
loki_0

Categories:
  • Music:

Французский сонет,


Про сонет как жесткую строфическую форму много чего написано, в том числе и о том, почему он стал настолько популярен в Европе. Между тем, как раз ко времени появления сонета как чего-то самостоятельного, во Франции уже существовала устойчивая строфическая форма, вполне подходящая для тех же целей - элинанова (элинандова) строфа. Изобретателем ее числится Элинан из Фруамона (в осовремененной транскрипции): написанные им в 90-х гг. XII века "Стихи о Смерти" - первый известный случай использования этой строфики, 12 строк восьмисложником с рифмовкой abbabbbaabaa. Форма замкнутая, самодостаточная, вполне вмещает мысли и чувства, формирующие целостное произведение; ее использование поэтами того времени показывает, что складывается некоторая внутренняя динамика строфы: обращение или призыв в первых строках, часто - логическая пауза между шестистишиями, переход к развитию темы во втором шестистишии и - кода (последняя строка или две), не только являющаяся "замком", но и содержащая часто афористичную формулировку. Вместе с тем - и вариаций достаточно:


Элинан из Фруамона -

Что красота, что самовластье,
Что честь, что воинское счастье
Пред смертью, скорый суд вершащей
И в ясный день, и в день ненастья,
Равно в своей могущей власти
И страх, и гордость предержащей?
Презревший Смерть для Смерти слаще:
Забывший страх, он прочих чаще
Скрывается во смертной пасти.
Того, кто тело холил вяще,
Оденет Смерть во прах смердящий:
Чем плоть нежней, тем злей напасти.

(Перевод С.Бунтмана)


Жан Бодель -

Устав страданья мне знаком,
Будь, Бод Булар, уверен в том,
И пусть Господь тебя хранит.
Мне впору тронуться умом -
Боль так и лезет напролом,
Стыд осаждает, и твердит:
Тому, кто язвами смердит,
Чей вид лишь попусту смутит,
К друзьям неслед проситься в дом.
Роптать мне радость не велит:
Когда Господь благословит,
Умру, чтоб вечно жить потом.

(перевод мой)



Адам де ла Аль -


Аррас, гнездовье клеветы,
Молвы, злословья, суеты,
Ты благородным слыл впустую!
Исправиться хотел бы ты,
Но без Господней доброты
Ты истину найдешь какую?
Монету ценят здесь любую
Скупцы, добро свое ревнуя;
Набитый ларь — венец мечты!
Сто тысяч раз «Прощай!» скажу я,
Не тут сыщу я Весть Благую,
Не тут, где слишком лживы рты.

(перевод мой)



Рютбёф -


Мне должно пенье позабыть,
И так рифмаческая прыть
Моей питалась долго страстью.
И сердцу впору слезы лить -
Я Богу не умел кадить,
Перед его склоняясь властью,
Всегда влекла меня к участью
Игра своей манящей сластью.
Псалмы не пробовав нудить,
В День Судный зря могу пропасть я,
Коль Та, в ком Бог зачат, по счастью
Не станет за меня молить.

(перевод мой)


На протяжении двух веков эта форма достаточно популярна - известно около 80 произведений, написанных таким манером. Во всех случаях, однако, это именно строфа как часть большого поэтического текста; 12 строк как отдельное стихотворение не встречается, т.е. в своего рода "французский сонет" элинандова строфа так и не эволюционирует. Хотя, казалось бы, основания есть - и внутренняя логика (это поэзия мысли), и жанровая вариативность (помимо "тяжелой" тематики, связанной со смертью, есть и стихотворные памфлеты, и фаблио, и даже пастурель), и достаточная жесткость формы - позволяющая, вместе с тем, дальнейшее развитие. Кроме того, это одна из первых строфических форм, предназначенных не для пения, а для чтения вслух, - а потому нет повторов, свойственных всяким рондо, вирелэ и балладам. А вот не вышло: в XV веке все заканчивается, 1-2 примера, а в следующем - уже приходят ребята из "Плеяды" и иже с ними, приносят итальянскую моду, в т.ч. сонет, и хоронят старые формы, "приправы, изрядно портящие вкус нашего языка", как писал дю Белле.
Казалось бы, есть и другие примеры не вычленившихся в отдельную форму больших строф с жесткой структурой (спенсерова строфа, онегинская и пр.), но они-то появляются когда сонет уже был, т.е. ниша занята. Здесь - все наоборот, однако...

Вероятно, помешали две вещи. Во-первых, разделенность этой строфики и любовной лирики. Любовную лирику до начала-середины XVI века во Франции пели; поэтому тут преобладают песенные формы с повторами-рефренами, - ну и, конечно, доминирует провансальская традиция. Сонет приходит как раз тогда, когда петь перестают, а элинандова строфа оказывается ассоциирована с иной тематикой - Поль Зюмтор ее даже именует "одической строфой XIII века". Во-вторых - совсем другая механика восприятия. Средневековье вообще не знает традиции малых поэтических форм в современном понимании; нормальное стихотворение в то время - полста строк как минимум, ну или бездумная припевка, нужная лишь для сопровождения музыки голосом и обозначения темы. В этом смысле оказывается, что небольшие лирико-драматические стихотворения просто не могли тогда появиться, - или прижиться, появись они. Для этого необходимо "расколотое" сознание Ренессанса.



Интернет-статистика


Tags: moyenageux, Выписки, Переводы, Умствования, ликбез
Subscribe

  • Самореклама

    Порой ехидные, порой мрачноватые, иногда изысканные отголоски разных настроений и эпох - века с VIII и до сегодняшнего дня. Стихи, пастиши,…

  • Строили мы, строили и, наконец, построили

  • Non\fiction и рядом

    Францисканцы в Москве издали Legenda aurea в полном русском переводе, переводили латинисты из МГУ. "Дело" (РАНХиГС) ожидаемо издало кучу вводных…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments